Захар Прилепин: сталь, бумага и слово


23.03.2020

В силу всяческих затруднений бывает так, что взять интервью у известного человека довольно сложно. И сквозь толпу почитателей его таланта не пробиться. И ещё кто-то сооружает непредвиденные препятствия, что осилить, перескочить неимоверно трудно. Почти невозможно. И если чудом возникает предварительный разговор, то как назначить время, если каждая его минута ценнее золота, и где? Время сейчас сродни автогонщику на треке, которому сбавить темп на доли секунды на круге равнозначно позорному проигрышу.

Вживую, конечно, куда интереснее, «краснее» строится беседа, по ходу которой рождаются и экспресс-вопросы. Живое интервью, написанное маслом, акварелью, если можно так выразиться.

Но что же делать, если до желаемого потенциального собеседника не добраться? И тут, как в русских сказках – про Емелю и щуку, про золотую рыбку… – пришёл на помощь Интернет со своим Фейсбуком, «Одноклассниками», ВК. Уж они-то дотянутся своими электронно-нейронными щупальцами до идеи фикс. И да, появилась мысль написать в «личку» в ФБ Захару Прилепину, хотя надежды, что ответит – не было вовсе. Нашей газете «Истоки» нелегко даются прыжки в высоту: региональные узы, родной любимый город Уфа дают о себе знать. Но случаются чудеса в решете, хотя почему чудеса?.. Каменно-кирпичная аксиома, что творческая элита, звёздные личности недоступны до общения, пожалуй, трещит по всем швам. Захар Прилепин, писатель, участник боевых действий в Чечне, Донбассе. Общественно-политический деятель, телеведущий, рок-музыкант… всё же ответил на сообщение, на мою просьбу относительно интервью через Интернет. Отправил вопросник на его электронную почту, которую он и дал.

 

И, стало быть, мессендж настолько обыденное явление в наше малокоммуникабельное время, что вдогонку приходит одна простая мысль: «Мы же все люди! Все дышим одним воздухом и живём на одной планете Земля». А значит, постучись (по-доброму, по-хорошему, по-соседски) и тебе воздастся. И повторюсь, конечно, но спасибо огромное ещё раз Захару Прилепину за тёплую участливость!

– Вы из самых интервьюируемых личностей. Но при этом и сами часто брали, берёте интервью. К примеру, когда являлись ведущим программы «Соль» на РЕН ТВ. Что более увлекательно для вас лично? Закидывать вопросами (каверзными и не каверзными) собеседника или же отвечать на них, делясь собственными мнениями, впечатлениями о прошедших событиях в жизни?

– Это одно и то же. Я просто разговариваю. Меня ли спрашивают, я ли. В целом, люди мне любопытны. Как правило, мне интересно разговаривать. И с умными, и с дураками. Дураки попадаются, да. В том числе среди артистов. Даже неожиданно много не слишком образованных и малоначитанных людей среди них. Тоже своего рода открытие. Но случаются и поразительные открытия: вроде бы ничего особенного не ждёшь, а человек оказывается глубоким и по-настоящему мудрым.

RIAN_2954783.HR_.ru_.jpg

– Какая, по вашему суждению, сейчас литература доминирует, верховодит, так сказать, в книжном мире? Постмодернизм, нон-фикшн. Или литература девальвировала по отношению к подаче информации блогерами и прочими сетевыми искусниками. Никто более не хочет читать тексты длиннее десяти строк, и поэтому она где-то там, вне массового общества. А может она, счастливая и несчастная, осталась только в кругу своих соратников-читателей-писателей? И если так, то есть ли возможности, инструменты, с помощью которых можно вновь вытащить литературу в свет, сделав её востребованной, нужной? Хотя бы какой-то крючок для потенциальных читателей?

– Никакого крючка нет. Доминирует в целом хорошая литература. Самые читаемые мои коллеги – например, Евгений Водолазкин и Алексей Иванов – безусловно, очень хорошие писатели, в сущности, классики. И работают они в очень разных жанрах. От реалистического романа о современности до исторического, и даже в фантастическом или фантасмагорическом жанре способны работать. Но есть один секрет: женщины читают больше мужчин. Гузель Яхина очень сильный писатель, но она, ко всему, ещё и женщина, и её читают ещё больше. Только у первого её романа тираж уже полмиллиона экземпляров. Поэтому никакой капитуляции перед блогами нет, конечно. Блогеры одноразовые. А романы Водолазкина, Яхиной, Алексея Иванова будут читать и через год, и через двадцать пять лет. Когда все блогеры с их миллионами подписчиков исчезнут навсегда.

– Вы родились в селе Ильинка Рязанской области, где большая часть детства и прошла. И сейчас с высоты взрослого человека вам не приходила мысль… шальная мысль – а бросить всё и в деревню, в родные пенаты!?

– Я живу в деревне, правда, не в рязанской, а в керженских лесах – и та деревня, где я живу, ещё более глухая, чем рязанская моя родина. Там, на Керженце, я написал все свои книги. Живёт в моей деревне, помимо меня, ещё четыре жителя. Дороги туда практически нет. По причине партийных дел, я стал чаще бывать в Москве, и мне есть, где там переночевать, но домом я считаю свою керженскую деревню.

– В последние годы вы стабильно занимали верхние строчки премии «Писатель года в России». В декабре 2019 года, по итогам голосования на Colta.ru, вы признаны самым влиятельным литератором десятилетия. Каково это – быть практически во главе отечественной литературы? Это к чему-нибудь вас обязывает?

– Ни к чему. Я должен хорошо делать своё дело и быть честным только сам перед собой. Да и всё это весьма быстро меняется. Во времена Горького с ним вполне весомо соперничали Арцыбашев и Вербицкая. Вы помните эти имена? В советские времена наряду с Шолоховым были очень известны, и читаемы, и почитаемы Парфёнов и Гладков. В перестроечные времена люди зачитывались Гладилиным и Войновичем. Всякое случается. Надо спокойней к этому относиться.

– Вы, Захар, участвовали в чеченской компании в девяностые годы. Войну знаете не понаслышке. И принимали участие в вооружённом конфликте на востоке Украины. Отсюда проистекает извечный вопрос. Зачем, почему человек, прошедший все тяготы и лишения одной войны, идёт и на другую? Неужели война воздействует на человека и как наркотик? Или тут иные причины кроются?

– Нет никакого наркотика. Просто я Родину люблю.

icon.jpg

– В сегодняшнем мире литературы существует герой нашего времени? И если есть, то какой он, по вашему мнению?

– Вот ополченец – и есть герой. Он не раз ещё пригодится.

– Великолепная книжная серия «Жизнь замечательных людей», что основана ещё в 1890 году. Сергей Шаргунов выпускает книгу «Валентин Катаев. Погоня за вечной весной». Дмитрий Быков выдал тройку книг: про Бориса Пастернака, Окуджаву и Максима Горького. У вас «Леонид Леонов» и вышел недавно «Есенин: Обещая встречу впереди». Чем вызвана эта тенденция у писателей-современников «отметиться» в серии ЖЗЛ?

– Ничем особенным не вызвана. Просто Шаргунов любит Катаева, а я люблю Есенина и Леонова. Ходасевич писал биографию Державина, а Булгаков – Мольера, ещё Бог знает когда. Писатель Святослав Рыбас – написал Сталина, Лимонов – целый букет очерков о значимых для себя людях – «Священные монстры» и «Философия подвига». Нормальный литератор склонен осмыслять современность через великих людей. Я написал ещё и большое исследование «Взвод: офицеры и ополченцы русской литературы», – про Давыдова, Катенина, Вяземского, Марлинского, чтоб доказать, что мои кажущиеся кому-то диковатыми убеждения в контексте литературы как раз нормальны.

– Если коснуться телевидения, то больше отложилась в душе ваша музыкальная программа «Соль», в которой вы были ведущим порядка двух лет. Нет желания сейчас сделать что-то похожее? Всё-таки с музыкой у вас очень дружеские отношения.

– Я ничего не выбираю. Если мне предлагают – я могу согласиться, могу нет. Музыкальное шоу пока никто не предлагает. Предложат – могу взяться.

– А как дела обстоят с группой «Элефанк»? Я как-то попробовал найти её на сервисе Яндекс.Музыка, но, оказалось, там её почему-то нет. Упоминание имеется, а треков нет.

– Есть сто других мест в Сети, где они есть. Потратьте ещё три минуты, и вам воздастся. К сожалению, времени на музыку не осталось вовсе. Пока этот проект закрыт. Но мы записали четыре отличных альбома, и целую россыпь совместок с людьми, которых я бесконечно уважаю: от Дмитрия Ревякина и Александра Скляра до Хаски и Макса Кучеренко из группы «Ундервуд».

– Под завершение самый простенький вопрос. Вы и писатель, и журналист, и военный, и музыкант, и телеведущий, и политик, и общественный деятель… Кем себя в большей мере ощущаете, какое нутро больше вас «разъедает»? И если бы вы по новой пошли дорожке, как бы сказать, метафорически – пошли снова по жизни с пустым рюкзаком – кем бы вы решили не стать?

– В данный момент я пишу книжки и занимаюсь созданием партии. Песен не пою, в кино не снимаюсь – вы, к слову, забыли про эту ипостась. Журналистикой тоже не занимаюсь практически. Но не исключаю, что однажды вновь одену военную форму. Эта вероятность почему-то кажется особенно актуальной последние месяца полтора. Эрдэшку собрал уже.

– И всё-таки это последний вопрос. Наш обывательский. Насколько я знаю, вы в Уфе уже бывали? Ваши впечатления о нашем городе.

– Памятник Салавату Юлаеву – это моё, это один из самых любимых персонажей моей юности. И кумыс. Меня в Уфе угостили кумысом. Это мой самый любимый напиток. Видимо, у меня были степняки в роду. Когда я пью кумыс, я испытываю полноценное счастье.

 

 

Алексей ЧУГУНОВ

Захар  ПРИЛЕПИН

0
2478